Брюллов Карл Павлович  


Портреты

Портрет Григория и Варвары Олениных (1827 г.)Все достижения и успехи Карла Брюллова в портретной области были признаны неоспоримыми и самыми лучшими. Эти работы признавали даже самые суровые критики, такие как Владимир Стасов и Александр Бенуа. Современники Карла считали великим счастьем и радостью иметь у себя портрет Карла Брюллова или одну из его работ. За всю свою жизнь мастер создал большое количество живописных и акварельных портретов. Он начал свою творческую карьеру еще в Петербурге, до отъезда в Италию.

В Италии Брюллов осваивает множество видов различного портретного жанра. Сюда входили от парадного конного до малоформатного акварельного портрета. Например, портреты Г.Н. и В.А. Олениных, которые были написаны мастером в 1827 г. и портрет К.А. и М.Я. Нарышкиных, который был написан также в 1827 году. Карлу Брюллову удалось отлично овладеть техникой акварели, доводя свое мастерство до совершенства. Ювелирная тонкость и точность придают его произведениям качества драгоценной реликвии, которая только подогревает интерес и гордость владельцев.

Одним из шедевров мастера является Портрет неизвестной в тюрбане, позже считалось, что это была М.Г. Разумовская. Картина была написана в 1830 году. Тончайшим образом, в миниатюрной технике прописано лицо девушки. Довольно широко и свободно был написан красно-бело-золотой тюрбан. Почти в один тон прозрачно перекрыт рисунок рук. Автор отдал дань романтическому ориентализму, который и создал моду на восточные шали, тюрбаны и т.п. Таким образом, создавалась некая элегантная естественность позы, преобразующая эту экзотику в явление высокого стиля. Тут же присутствует романтический вкус, оценивший прелесть незаконченности. Характерно показаны плечи, одежда и драпировка шали, они могут едва читаться в невесомых карандашных контурах. Парадный портрет в наибольшей степени подвержен традиционализму этикетных норм светского «вежества», обеспечивающих праздничную торжественность самодемонстрации модели зрителю.

Портрет неизвестной в тюрбанеКарлу Брюллову всегда удавалось придумывать реальную, жанровую мотивировку состояния его модели, например: всадница возвращается с прогулки, сестры Шишмаревы отправляются на конную прогулку, Самойлова удаляется с бала, Салтыкова присела отдохнуть, словно бы перед выходом в гостиную, где ей предстоит принять роль любезной хозяйки, или, к примеру, мадам Бек выносит в гостиную показать свою малютку. Имея дело больше всего с портретами частных лиц, Брюллов должен был найти такие формулы и правила парадной репрезентации в самой действительности, но также необходимо было придать им бытовую убедительность.

Все это можно будет увидеть на картине «Всадница», которая была написана в 1832 году. Данная картина была специально написана для графини Юлии Самойловой, которая была на постоянном проживании в Италии, в Милане она имела довольно роскошную виллу. На картине изображены воспитанницы Джованнина и Амацилия Пачини. Увлечение Брюллова Самойловой, которая была особой эксцентричной, богатой, ведущей независимый и свободный образ жизни, нашло отражение в нескольких работах Карла Брюллова.

Данная работа Карла Брюллова причислена к одним из его лучших работ, которые были выполнены в парадном стиле. На портрете вы можете увидеть Ю.П. Самойлову с Джованниной Пачини и арапкой, картина написана в 1832-1834 годах. Героиня картины почти вбегает в комнату, счастливо и весело улыбается зрителю, небрежным движением сбрасывает шаль на руки арапке, в то же время обнимая восхищенно-восторженно глядящую на нее Джованнину.

Карл Брюллов писал именно о этой своей работе в письме к Александру Тургеневу в 1832 году. «Сюда прилетела оттуда, из Неаполя, госпожа Самойлова, я застал ее в одном из магазинов». Брюллов изобразил ее в позиции бегущей красавицы с арапкой и воспитанницей. Об этом он и писал в письме к своему другу. Он написал в Петербурге новый портрет Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала, который увидел свет в 1839 г. Портрет был сделан, когда Самойлова приехала в Россию для того, чтобы овладеть наследством, которое оставил ей граф Юлий Лита. Эта картина стала отличным завершением цикла работ Карла, которые были посвящены знаменитой красавице.

Всадница (1832 г.)Видимо, пробуждение творческой фантазии Брюллова стимулировалось той стороной жизни, где существует праздничная и яркая жизнь. Он попал в мир, где царит оживление и где присутствует много роскоши и неги. Но это еще и мир непосредственных чувств и свободных движений души, в которых проявляется ощущение полноты и красоты жизни, если можно так выразиться, синонимичный миру его итальянских картин. В том, что его совсем не привлекали официальная значительность и торжественность, видимо, кроется причина, почему Брюллов не только не стал придворным портретистом, но всеми возможными, а иногда и рискованными средствами пытался избегать таких ролей. Смелость, с какой он избежал необходимости писать самого императора, запомнилась многим современникам.

Брюллов воспользовался опозданием Николая к нему в мастерскую: «...взял шляпу и ушел со двора, приказав сказать государю, если он приедет: Карл Павлович ожидал ваше величество, но, зная, что вы никогда не опаздываете, заключил, что вас что-нибудь задержало, и что вы отложили сеанс до другого времени». Двадцать минут спустя после назначенного времени государь пришел в мастерскую Брюллова в сопровождении Григоровича, изумился, что не застал Брюллова дома, и, выслушав ... объяснение дела, сказал Григоровичу: «Какой нетерпеливый мужчина!» После этого, разумеется, о портрете никогда не было более разговоров. Он почти демонстративно забросил работу над портретом Александры Федоровны на конной прогулке после отмены императрицей нескольких сеансов. Чисто художественный инстинкт, как будто заставлял Брюллова дистанцироваться от придворной среды.

Среди работ мастера есть портрет его приятеля, известного баснописца И. Крылова. Портрет был написан в 1839 году. На нем Ивану Крылову 70 лет. Портрет был написан быстро - за один сеанс.

Портрет баснописца И.А. Крылова (1839 г.)В самой природе парадности Карла Брюллова кроется нечто вовсе противоречивое. Его балансирование на грани жанровой сцены создает опасность потери подлинно портретных задач. Портрет М.Л. Бек с дочерью, который был написан в 1840 году, демонстрирует этот факт с большой наглядностью.

Если в XVIII веке условно подобранный антураж занимал подчиненное положение по отношению к портретируемому, он исполнял роль комментария и функцию декоративного аккомпанемента, то в названном портрете роскошная обстановка гостиной, написанная с привычной для Брюллова красочной яркостью, убедительностью в передаче драгоценных бархатов, бронзы, мрамора, становится равноправным объектом зрительского внимания и интереса. Героиня портрета предстает перед нами в виде трогательной и заботливой матери.

Парадные портреты.

Главное отличие парадных портретов от всех интимных проявляется в некой созерцательной самоуглубленности. Не побоявшись анахронизма, можно сказать, что это портреты «с длительной выдержкой». Демонстративность является неким незримым коньком Карла Брюллова.

Портрет скульптора Ивана Витали (1836-1837 г.)В этих картинах она тоже не исчезает, она присуща и здесь. Но именно здесь ей удается приобрести некое новое качество. Общение со зрителем почти всегда предполагается, только это уже другая, сравнительно с портретами XVIII века, атмосфера, другое общество и другие формы общения. Нечто от своего кружка, а не стандартная, предписанная нормами светского этикета улыбчивая любезность.

Выполнению  живописного портрета И.П. Витали предшествовал выполненный в Москве рисунок, который изобразил скульптора в халате, с торчащими вихрами. Он был показан в домашней атмосфере. Та же внешность добродушного толстяка соединена в живописном портрете с трогательным выражением сосредоточенной внимательности, долженствующим представить нам художника, пристрастно вглядывающегося в собственное творение. На лице главного героя портрета можно заметить некоторую нарочитость. Кажется, что Карл заставил человека играть не свою роль. Хотя нет ничего естественнее, чем использовать довольно традиционный мотив «художник в мастерской» при изображении собрата по художественному цеху.

Витали вглядывается в выполненный им бюст Брюллова, который предстал перед ним на подставке. Такой сюжет здесь не лишен остроумия, намекая на творческий союз скульптуры и живописи. То, что Брюллов для живописного портрета сочинил своего рода программу, обозначив принадлежность Витали к цеху артистов, весьма типично для портретного метода Брюллова, который всегда стремился, по выражению Гоголя, показать человека «в верховном изяществе его природы», то есть приподнятым над житейской прозой.

Портрет А. Брюллова (не позднее 1841 г.)Портрет Н.В. Кукольника, который был написан в 1836 году, является своеобразным примерным образцом портретного метода Брюллова. Известно, что художники-романтики больше всего обращались к портретированию, когда модель оказывалась из близкого круга: друзья-художники или литераторы, когда можно было получить свободу выражения, поскольку в этом случае теряли свою принудительную обязательность традиционные нормы взаимоотношения с заказчиками.

К представителям «типических» романтиков можно отнести также Александра Струговщикова на портрете, который был написан в 1840 году. Портрет изображает одного из представителей литературного цеха, поэта и переводчика немецкой литературы. Изображенный на портретах переводил Гёте, в том числе Фауста. Белинский в одном из писем 1838 года писал о Струговщикове: «У него есть талант, он хорошо переводит Гёте». Струговщиков совершил специальную зарисовку Пушкина на смертном одре в квартире поэта. Он принадлежал к такому поколению молодых людей, живших в последекабристскую эпоху, был вполне «человек сороковых годов» - эпохи «мысли и разума». Это было поколение, которое отлично все понимало.

Портер был написан как некое оправдание за дружбу Глинки с Кукольниковым. А также, может, и за их участие в «кукольниковской братии». «...Правы были порицатели в том, что вся кукольниковская компания не внесла в нашу литературу ни одной новой сильной мысли, не выработала ни одного здорового общественного принципа, как не сделали этого и гостиные наших меценатов, с их Жуковскими и Вяземскими. Но литературное влияние последних в периоды 1820 и 1830 г. обусловлено было иной средой. Погром 14 декабря отнял надолго охоту у передовых людей общества вмешиваться во внутреннюю политику нашей жизни, да и самые пути к тому были загорожены».

Портрет Струговщикова просто приводит к нам строки Пушкина: «Зорю бьют... из рук моих Ветхий Данте выпадает, На устах начатый стих Недочитанный затих — Дух далече улетает».

Портрет графа А.К. Толстого (1836 г.)Автопортрет, который был написан в 1848 году, является одним из лучших автопортретов мастера. «Маленький, полненький, с добродушно смеющимся лицом, Брюллов походил более на беззаботного помещика, нежели на великого художника, но когда говорил про искусство, сейчас заметно было, что в нем горит священный огонь» - вот именно таким увидела родина великого художника и живописца. Стоит отметить завидное бесстрашие в употреблении кажущегося на современный слух выспренним выражения «священный огонь». Может быть, в контексте еще не утраченных тогда навыков риторической культуры оно было, а также позволяло отчетливо различать, не смешивая, уровни компетенции низкого и высокого слога.

Конечно, необходимо, чтобы зрители умели опознавать отсылки разного рода, а также им необходимо умение и знание художественных прецедентов. Уместно в этой связи напомнить, что искусство первой половины XIX века имело в виду такого зрителя и адресовалось именно к нему.

Брюллов написал несколько групповых портретов. При всех индивидуальных отличиях творческая устремленность Брюллова к жанризации группового портрета идейно близка была искусству А. Венецианова, создавшего в это время портрет своей семьи за завтраком.


Галерея

Портрет Е. Семеновой

Последний день Помпеи (фрагмент)



Главная > О творчестве > Портреты
Поиск на сайте   |  Карта сайта